Pivovar163.ru

Пивовар
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Значение слова «раста»

Значение слова «раста»

2) приверженец раста-движения (чаще, впрочем, — растаман).

Растаманство вполне закономерно зародилось в среде чернокожих латиноамериканцев. Негроидную Латинскую Америку вообще можно уподобить алхимической колбе, где с конца XIX века рождались самые невероятные культы и верования, источниками которых были, в равной степени, местные чисто языческие суеверия, радикальное протестантство, специфически переработанный иудаизм, католицизм и, конечно, мощный афроамериканский национализм.

Собственно, растаманство, при всей его многосоставности, было с самого начала националистическим, по преимуществу, движением. Богоизбранность черного народа культивировалась множеством сект и так называемых эфиопских церквей (Эфиопия здесь — синоним Африки, именно так континент назван в англиканском переводе Библии 1611 года). Объединяющим для этих общин был сугубо иудаистский тезис о скором приходе Мессии, который выведет свой народ из рабства в царство справедливости. Согласно этой концепции, все величайшие мудрецы прошлого, древнеиудейские цари и пророки, Христос и апостолы — были чернокожими. А нынешние евреи, соответственно,— самозванцы.

Одним словом, паства была готова, осталось только явиться пророку. Им стал Маркус Гарви, проповедовавший в США возвращение афроамериканцев на их историческую родину и даже основавший для этих целей пароходную компанию. Высланный из Америки за финансовую нечистоплотность (дело для пророков нередкое), Гарви в 1927 году осел на Ямайке, где его ораторские таланты обрели благодарную аудиторию. Среди его рассказов о великом предназначении черных имелось и пророчество о том, что верным знаком начала Исхода будет воцарение черного императора в Африке. Гарви редкостно повезло. Его пророчество сбылось. Для истории Р. это ключевой момент: в 1930 году в Эфиопии действительно взошел на престол рас (в переводе с ахмарского — глава, князь) Тэфэри (Тафари) Макконнен. Его короновали как императора Хайле Селассие («Власть Троицы») I. Учитывая, что эфиопская династия считала своим прямым предком царя Соломона, что вскоре разразилась война Эфиопии (единственного тогда независимого африканского государства) с фашистской Италией, которую вояки Муссолини проиграли, нетрудно понять, какое впечатление все это произвело на ямайских правдоискателей. Сразу после коронации уже несколько проповедников понесли в народ идею о божественности раса Тафари или Джа Растафари (Джа — искаженное «Иегова»). Кстати, идея не слишком экстравагантная — еще в придворных эфиопских хрониках XVIII века встречается славословие в честь раса Микаэля Сэхуля и его семьи:

«Во имя Микаэля, отца-вседержителя, и Феодора-сына, творца небес и земли, И святого духа жизни Вальда Самуэля ученого, Троих, единых деяниями, Ибо исповедую, во что верую» (пер. с эфиоп. С. Б. Чернецова).

С точки зрения ортодоксального христианства — поразительная ересь, ибо Микаэль уподобляется Богу-отцу, его сын Феодор — Богу- сыну, его брат Вальда — Духу Святому. Но христианство эфиопское — особая тема; его специфика была унаследована ямайцами, которым весть о Джа не показалась кощунственной. Наиболее преуспел среди прочих Леонард Хоуэлл. В 1930 году увидела свет его книга «Обетованный ключ», в которой идеи избранности черных были изложены с категоричностью догмы, подкрепленной цитатами из Библии. Даже само Святое Писание провозглашалось написанным на ахмарском и затем искаженным при переводе. Хоуэлл основал общину («братию»), числом от нескольких сотен до полутора тысяч адептов. Несмотря на репрессии со стороны полиции, на дальнейшую психическую болезнь Хоуэлла, движение братии (растаманов) росло. В общинах изучали ахмарский, историю Африки, молились, толковали Библию, в том числе используя для этого марихуану — «траву мудрости». Управлялись такие группы, как правило, красноречивыми пророками из народа, наподобие Гарви или Хоуэл- ла. Всяческих групп и сект вообще существовало множество, с пышными именами — Миссия Царя Царей, Эфиопское общество Спасения, Эфиопская космическая вера, Африканский центр рекрутирования движения растафари, Торжествующая церковь Джа Растафари, Божественный теократический храм Растафари, Растафарианский африканский национальный конгресс и т. д. Почти у каждой из них была своя идеология, но по нескольким пунктам сходились все:

— Хайле Селассие I — живой бог, очередное и последнее воплощение бога чернокожих Джа Растафари (предыдущие — Моисей и Христос);

— за грехи Джа наказал свой народ 400-летним вавилонским пленением, которое вот-вот должно закончиться, и тогда черные иудеи вернутся из Вавилона на холм Сионский (в Эфиопию);

— в нужный момент Джа Растафари пришлет корабли, а поведет их Маркус Гарви — новое воплощение Иоанна Крестителя;

— следует быть готовым к Исходу, сохраняя даже в бытовых мелочах свою культуру и традиционную мораль, попираемые Вавилоном.

Конечно, у Р. были все шансы затеряться среди сонма других афро-христианских культов, однако две особенности утвердили ее всемирно: марихуана и регги. В последнем растаманство обрело мощнейший музыкальный канал трансляции своих идей. По сути, Р., регги и конопля связались в массовом сознании воедино, чему сами растаманы немало способствовали, обосновывая курение травы как эзотерический акт: «Посредством священной травы, которую создатель дал человеку для пищи (духовной), его слуга отделяет себя от Вавилона, даже находясь посреди него. Человек очищает храм свой, воскуривая в нем этот божественный фимиам. Эта трава есть причащение. к Джа, к Псалмам, чтобы изгнать порочные понятия из Живой Церкви человека и преградить Вавилону дорогу назад. И хотя Система борется с травой, она не может помешать расте пользоваться этим божественным средством очищения, чтобы возносить хвалу Джа Растафари» (журнал британской V.Jabug, 2/92). Сходных взглядов придерживался и гений регги, Боб Марли: «Когда ты куришь траву, это открывает тебе твою собственную суть. Все твои недостойные поступки открываются тебе травкой — это твоя совесть, и она дает тебе честную картину самого себя. Травка заставляет тебя предаться созерцательному размышлению. »

Важно еще раз подчеркнуть, что для ортодоксального растамана марихуана — средство не наслаждения, а самопостижения. Здоровый образ жизни, запрет на табак и алкоголь, желательное вегетарианство — составные части «братского» быта. Важная сторона — занятия искусством. «Братьям» вменяется в обязанность проводить своего рода постоянную арт-терапию ради раскрепощения сознания; наиболее же органичным для ямайца искусством являются пение и танец. Поначалу было то, что называлось ри- зонингс — обряды Р., и бурра — исконный ямайский стиль ритмического речитатива, унаследованный от Африки. Музыкально одаренный брат Иов адаптировал бурра для ризонингс, новый стиль получил название «вибрация корней». В 1949 году появилась «вибро»-группа Каунта Осей «Мистическое Откровение Растафари», аккомпанировавшая Р.-песнопениям и проповедям. Скоро «Откровение» разрослось до «Общины и культурного центра Каунта Осей». Братия откликнулась созданием легиона ансамблей, благодаря чему Р. из увлечения изгоев стал стилем ямайской богемы.

С другой стороны,после войны в трущобах Кингстона нарождается полукриминальная прослойка «руди бойз» — «крутых деток». Они охотно воспринимают пацифистскую и одновременно антисистемную философию Р., заодно привнося свою музыку — ска, — коктейль из ритм-энд-блюза и калипсо. К 1969 году музыка «крутых» смешивается с «вибрацией», и рождается регги. Дальнейшее известно: в 1972-1973 годах выходят первые, феноменально успешные альбомы Боба Марли. Параллельно в Р. приходит генерация хорошо образованных молодых ямайцев, вооруженных модными левацкими идеями. Фигура Хайле Селассие для новой волны Р. уже окончательно потеряла свой божественный статус, а в нищую, голодающую, захваченную коммунистами Эфиопию никто и не думал возвращаться. Исход превратился в символ возвращения к своей истинной духовной сути. Все это, конечно, огорчало «старую школу», воспитанную на проповедях Гарви и Хоуэлла. Зато Р. стала поп-феноменом, окончательно перешагнувшим узко-этнические рамки.

Эта идеология идеально подошла к поствудстокским 1970-м годам. С одной стороны, любовь и мир, марихуана и духовное освобождение от цивилизационного Вавилона импонировали хиппи. С другой — бунтарство, пафос отрицания,яркая музыка и та же марихуана — неплохой рецепт для панков (регги — единственное, что они могли слушать, кроме своего рева). Но, в конце концов, Р. пережила своих временных союзников. Более того, — сегодня, после десятилетий упадка, наблюдается новый всплеск интереса, дошедший, наконец-то, и до России с Украиной. Теперь и здесь замелькали красно-желто-зеленые шапочки, натянутые на косицы-дредлокс (букв, ужасные патлы, сокращенно — дреды), украшающие молодые накуренные головы.

Читать еще:  Рецепты коктейлей с бурбоном

Причина долговечности Р. проста — принципиальный инфантилизм программных установок движения сродни, кстати, инфантильности марксизма. Не надо работать на Вавилон, только на себя, марихуана, пение и музыка — богоугодное дело, главный труд — духовное освобождение, — что еще надо пытливому уму? Мир Р. — это солнечное детское сновидение, или, точнее, сновидение о детстве, в котором даже малейший из малых может, при желании, поиграть с самим Господом Богом в прятки среди зарослей огромных пятилистников.

#31 Позитивные Вибрации С Солнечного Островаили Чему Джа Растафари научил своих детей 18 декабря 2005

Ох, как далеко мы зашли в наших философских и исторических исследованиях! Да, музыка создает пространства, в которых обитает наша душа, ну а телу-то что делать, пока она там обитает? На улице декабрь, и тело ходит по морозу. По всем законам нужно бы немного отогреть душу, чтобы телу было теплее. Что ж, этим мы сегодня и займемся — тем более, что мне пришло много писем, в которых именно об этом вы меня и просите.

Есть один благословенный остров, где под вечными лучами полуденного солнца ходят растаманы и излучают позитивные вибрации.

Bob Marley — Natty Dread

Музыка рэггей. Так откуда же она взялась? Историографы со всей определенностью говорят нам, что до появления рок-н-ролла на Ямайке все было спокойно. Угнетатели угнетали, угнетенные угнетались, а в роскошных белых отелях очаровательные негритянки подавали Джеймсам Бондам экзотические коктейли. Все это происходило под очаровательные звуки аутентичной местной музыки — менто и калипсо. Про все остальное политически корректные историографы умалчивают.

Рок-н-ролл разрушил эту идиллию. Из соседних Соединенных Штатов по радио раздался призывный клич “А боп ба-ба лу-баб ба-дам бам бум”, и местные обитатели трущоб тоже так захотели. Поскольку рок-н-рольных пластинок там было не купить, а радио на Ямайке государственное, и там этого не передавали, местные меломаны придумали “Звуковые системы” — то есть крутые ребята собирали деньги, закупали в соседней Америке новейшие пластинки, выставляли у себя (или у соседа) во дворе максимально громкие колонки с усилителями и тащились, как пекинские утки. Когда же американский рок-н-ролл призачах где-то в районе 60го года, те же самые крутые ребята надумали все делать сами. Они купили пару двухдорожечных магнитофонов — и вперед!

Дурное дело, известно, нехитрое, гитары в руки и поминай как звали! Вот только на этих гитарах они продолжали играть по-своему, как привыкли, на вторую долю. В сочетании с новой динамикой это дало неожиданный результат. Музыка всколыхнула народные массы, и они запели свои непростые песни.

Toots & The Maytals — Pressure Drop

Честно говоря, ямайские власти эту музыку не любили — она подрывала гладко причесанный образ туристского рая. По радио ее если и передавали, то только по ночам, когда туристы радио слушать не должны. Да и то сказать, ясной грани между музыкантами и бандитами на Ямайке не было — и те, и другие были в подполье. А рэгге при этом — шло в гору. Тем не менее, оно так и оставалось бы локальной экзотикой, если бы не приобрело себе духовный позвоночник — религию растафари.

История Растафарианства вкратце такова: в 20-х годах 20го века в Нью-Йорке появился черный пророк, гордый сын Ямайки по имени Маркус Харви. Суть его проповеди сводилась к следующему: мы, негры, были вывезены с благословенной родины Африки и проданы в рабство, подобно библейским иудеям в Вавилонском пленении. А, собственно, мы, негры, и есть потерянное двенадцатое колено иудеев, и мы до сих пор так и живем в Вавилоне.

Но есть, есть в родной Африке наш освободитель, прямой потомок царя Соломона и царицы Савской и второе пришествие Иисуса Христа — император Эфиопии Хайле Селассие, Рас Тафари! Он вернет нас в Африку и все поставит на свои места.

Проповедь оказалась эффективной; под знамена Маркуса Харви стало многотысячное войско афроамериканцев; в парадах, которые Харви проводил в Нью-Йорке, участвовало порою несколько десятков тысяч человек. Он даже открыл пароходную линию “Черная Звезда”, чтобы отвозить потомков рабов обратно в Африку. Корабли, правда до Африки так и не доплыли. Как-то это ушло в тень — но в холмах Ямайки это послание было услышано и упало в благодатную почву.

Melodians — Rivers Of Babylon

Только что, на ваших глазах, а вернее ушах, группа Melodians спела прямое переложение одного из библейских псалмов. А теперь перейдем дальше.

Итак, Краткий Словарь Начинающего Растамана:

  • Господь, он же по совместительству император Хайле Селассие I, он же — Лев Колена Иудиного.

его натуральное имя (Рас — титул, Тафари — имя, данное ему при рождении); этим же словом называют себя все, кто в него верит .

  • правильный человек, верящий в Рас Тафари.
  • уставная прическа растамана, свалявшиеся в подобие косичек волосы; поскольку в Ветхом Завете сказано, что стричься и бриться религиозному человеку как-то не к лицу, дрэды у растамана вырастают ужас какими длинными.

означает ужас, который праведные дрэды праведного растамана внушают неправедным обитателям Вавилона.

(boldhead, лысоголовый) — обитатель Вавилона, по своей неправедности не способный отрастить дрэды.

  • собственно, любое место, где вынужден жить растаман; это же слово обозначает все неправедные законы, которым растамана заставляют подчиняться, а также все, что мешает ему жить по-человечески.

и другие — растение, курение листьев которого помогает растаману не обращать внимания на Вавилон и дает возможность жить по-человечески.

Culture — International Herb

Это была группа Culture (Культура), которая пела о некоем интернациональном растении.

Ученые до сих пор не могут понять — о каком же растении так любят петь растаманы. Некоторые говорят — это особо сильный ямайский чертополох. Некоторые — что это полынь, растущая в тени дерева гингко. Некоторые ничего не говорят, а только курят.

Потом же они собираются вместе и начинают обсуждать избранные места из Ветхого Завета и другие, столь же многотрудные темы. Вот Макс Ромео, например, поет о том, как он наденет железную рубашку и выгонит дьявола с Земли в открытый космос.

Max Romeo — Chase The Devil

Но по-настоящему своей международной славой рэгге целиком обязано одному человеку — Роберту Неста Марли (Robert Nesta Marley), более известному всему миру как Боб Марли. Он родился в далекой горной ямайской деревне, в районе Санта-Анна; вырос, спустился с гор в Кингстон — столицу Ямайки и начал петь, петь и еще раз петь.

А Кингстон — место непростое. Там тебе и дорогие белые виллы, и трущобы Шантитауна, с хижинами, построенными кое-как из фанеры и гофрированной жести. Молодому Марли все это было нипочем — он шел наверх и никто не мог его остановить. Очевидцы помнят, что он поражал всех своей способностью бесконечно репетировать — к музыке он относился очень серьезно.

В скором времени он собрал группу Wailers и начал писать свои собственные песни. Постепенно Wailers стали самой популярной группой на Ямайке; вскоре на них обратили внимание и во всем остальном мире. Марли же, тем временем, стал Растафарием, и рэгге начало свое победное шествие по земле.

Читать еще:  Коктейль Spiced Tea Пряный сбитень

Bob Marley — Easy Skanking

Марли сделал рэгге популярным во всем мире — рэгге, музыку отверженных. Начинающие панки в Британии не замедлили увидеть в растафари духовных братьев, а растафари ответили им тем же самым.

Specials — Dawning Of A New Era

Это были Specials с оптимистичной песней о зарождении новой эры. Эффект Ямайского ска налицо — и Specials были не одни. Вот группа English Beat, услышав Specials по радио, поначалу даже огорчились — им показалось, что кто-то другой делает то же, что они сами, и двоим таким нет места в одной крохотной Британии. Но потом они познакомились со Specials, и те, напротив, помогли им, взяли с собой на гастроли и выпустили их первый сингл.

Specials вообще помогли всем и породили целое молодежное движение, вроде наших митьков — 2-Tone (“Двухцветные”). Под их двухцветным крылом, кроме English Beat, выросло еще много команд, включая The Bodysnatchers, The Selecter и Madness — а Madness впоследствии вообще стали любимой группой целого поколения. Произошло братание рэгге и панка; Clash даже возили с собой диджея-растамана Дона Леттса (Don Letts), который заодно снимал про них кино, а Боб Марли написал песню “Punky Reggae Party”, где упоминаются и Clash, и Sex Pistols. Но самыми веселыми были все-таки English Beat.

English Beat — Ranking Full Stop

Любовь к рэгге росла и ширилась — но не все обитатели благословенного острова относились к этому положительно. Врожденное недоверие обитателей Шантитауна — трущоб Кингстона — ко всему на свете породило милитаризированную мутацию псевдо-растаманов. “Белые просто пытаются заработать на нашей родной музыке и религии”.

Растаманов не надо идеализировать. Кроме мирных, есть и очень даже не-мирные. Даже сам Марли, по рассказам очевидцев, бывало заходил на радиостанции с парой тяжеловооруженных ребят, ласково осведомляясь, почему его песни мало играют по радио.

Вот показательная история. Группа Rolling Stones, изначально чуткая к рэгге, тоже нашла себе братка — Питера Тоша (Peter Tosh), коллегу Марли по группе Wailers (Тош ушел из Wailers, столкнувшись на настролях в Англии с таким явлением, как снег — он решил, что снег — не от Джа, и праведному растаману нечего делать в странах, где с неба падает такая гадость).

Так вот, Киф Ричардс (Keith Richards), гитарист Rolling Stones, купил себе даже дом в Кингстоне, чтобы быть у самого истока. И Питер Тош как-то и скажи ему: “Слышь, Киф, я бедный, а ты богатый. Давай я буду жить в твоем доме, пока тебя тут нет”. А щедрая душа Киф, конечно, на это согласился.

И как-то прилетев на Ямайку, он звонит себе домой и говорит Тошу: “Знаешь, Питер, я приехал”. На что Тош отвечает примерно следующее: “Знаешь, Киф, мы тут с братками подумали и решили, что ты, империалист, наживаешься на наших страданиях. Улетай-ка ты в свою Англию, а твой дом я забираю себе, даже лучше и не звони сюда больше, а то худо будет”.

Но не на того напал. Киф просто сказал: “Я доеду из аэропорта за сорок минут; чтобы твоего духу там к этому времени не было”.

Тош вспомнил крутой характер Кифа, и, когда тот доехал до дома, Тоша там уже не было.

С другой стороны, миром на Ямайке никогда и не пахло. Вот группа Black Uhuru (Черная Свобода), одно время почитавшаяся почти наравне с Бобом Марли, о том и поет.

Black Uhuru — Youth Of Eglington

В отличие от других мифологических историй, которыми богата наша передача, все, о чем я рассказываю сегодня, можно увидеть своими глазами в кино. Про непростую ямайскую жизнь было снято два высокохудожественных фильма — “Чем Сильнее Они Наедут” (The Harder They Come, 1972) и “Рокерз” (Rockers, 1978). И фильмы эти сняты прямо с натуры, без всякого голливудского лоска, декораций и актеров; с натуральными растаманами, натуральными музыкантами и натуральными местными братками. Все при этом играют самих себя. Смотришь их — и действительно:

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда.

И тем удивительнее целительная позитивная сила музыки рэгге. Видимо, Джа действительно научил чему-то своих детей.

Ну и маленькое послесловие:

Было дело — и мне довелось заехать на благословенный остров, и пожить в местной деревне, и поиграть там и даже кое-чего записать. И на мои расспросы местные музыканты задумчиво говорили — “Боб Марли породил реггэ — он же его и убил.” Убил — потому что после него на Ямайке так и не появилось никого, кто поднял бы его упавшее знамя.

Масштаб Боба Марли был воистину мировым — недаром его музыка до сих пор звучит во всех уголках мира — и в тибетском шатре, и в парижском сквоте, и в утлой юрте оленевода. Вот и в нашей передаче она звучит, и передает нам растаманского солнца и согревает нашу душу; и зима Вавилона становится нам нипочем.

Bob Marley — Three Little Birds

Ах, как хорош Боб Марли. Но наша передача, как зимний день на Северном полюсе, неумолимо подходит к концу. А ведь я рассказал вам лишь малую толику — а независимая республика беглых рабов в центральных горах Ямайки, существующая по сей день? а визит Хайле Селассие к растаманам; и история о перстне императора, неведомым мистическим образом попавшем на палец Боба Марли? Но если будет на то воля Джа, когда-нибудь зайдет речь и об этом.

А пока что до следующей недели, когда брльшая часть мира будет праздновать Рождество, а мы с Вами будем слушать рождественские песни!

Растафарай

Растафарай

Законодательство РФ ограничивает оборот и рекламу алкогольной продукции.

 120

 120

 120

 120

Горкий кампари, потом легкая передышка воды.
И горячий абсент тебя накрывает.

Как приготовить:

  • 1.

Налей в стопку 15 мл кампари.

С помощью барной ложки уложи слой негазированной воды 10 мл и слой абсента 15 мл.

Сверху аккуратно добавь 2 капли сахарного сиропа.

Пей через трубочку.

Необходимые ингредиенты

  • Нет в баре Есть в баре ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКАбсент 15 мл
  • Нет в баре Есть в баре ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОККампари 15 мл
  • Нет в баре Есть в баре ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКСироп Сахарный 2 мл
  • Нет в баре Есть в баре ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКВода без газа 10 мл

Барный инвентарь

  • ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКСтопка
  • ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКБарная ложка
  • ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКТрубочки
  • ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКДжиггер
  • ДОБАВИТЬ В СПИСОК ПОКУПОК УБРАТЬ ИЗ СПИСКА ПОКУПОКЗажигалка

Как бы Вы оценили коктейль?

Отзывы

Об этом коктейле пока никто не оставил отзыва. Хочешь быть первым?

Вам также могут понравиться эти коктейли

больше не показывать это окно

больше не показывать это окно

больше не показывать это окно

Вы проголосовали: ваша оценка 3

Вы проголосовали: ваша оценка 3

Вы проголосовали: ваша оценка 3

больше не показывать это окно

Читать еще:  Коктейль Hot and Spicy Горячий и острый

Вы проголосовали: ваша оценка 3

Вы проголосовали: ваша оценка 3

Вы проголосовали: ваша оценка 3

Вы проголосовали: ваша оценка 3

больше не показывать это окно

image description

Копирование материалов без активной гиперссылки на оригинал запрещено.

Обращаем Ваше внимание на то, что данный интернет-сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях информационные материалы и цены, размещенные на сайте, не являются публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 Гражданского кодекса РФ.

image description image description

Вы отважны и готовы к приключениям!
Vechera.me — это информационный портал, на котором содержится следующая информация: рецепты коктейлей, способы их приготовления, описания барменского инвентаря, ингредиентов для коктейлей, торговых точек, алкогольных и безалкогольных напитков, оповещения о мероприятиях в барах и клубах.

Входя на сайт, вы подтверждаете, что вам уже есть 21 год, и вы имеете право знакомиться с размещенной на сайте информацией

Valhalla

Планируется сборник небольших рассказов, посвященных жизни небольшого бара. Сборник входит в цикл "Город Сказка", но в виду использованных персонажей, названий и имен вынесен отдельно как фанфик.
P.S. ярых фанатов игры убедительная просьба не орать в уши автору, что он показал каких-то персонажей не так, как им хотелось бы.

Цикл "Cyberpunk Edgy Thriller":
"Город Сказка": https://ficbook.net/readfic/5492184

История вторая. Boss in the Helm. Часть 1

  • 100%
  • 90%
  • 80%
  • 70%
  • 60%
  • 50%
  • 70%
  • 80%
  • 90%
  • 100%
  • 110%
  • 120%
  • 130%
  • 140%
  • 150%
  • 160%
  • 170%

— Наказание за глупость… — пробормотала она себе под нос и, моргнув и выводя на свой личный интерфейс сводку новостей, часы и окно навигатора, потерла висок. Тут же невольно проскользнула мысль о печени. Разумеется, вероятность нанофага была минимальной. Вообще никакой. Как-никак все импланты ей устанавливали в «Лимбе» как сотруднику корпорации. А корпорации склонны заботится о здоровье своих сотрудников. Даже о здоровье простых барменов. Джилл тут же кольнула мысль о том, что все случаи нанофага среди корпоративных попросту умалчивались, а следы тщательно заметались. — Не забивай себе голову всякой ерундой, — вздохнула она, моргая чтобы скрыть мельтешившие перед глазами окна. Входная дверь с тихим скрипом открылась. Джилл уже в который раз подумала о том, что надо намекнуть Боссу поставить сигнализатор… Или просто повесить над дверью колокольчик. Архаично, зато придаст бару некий шарм. В бар вошел тот самый парень, который несколько дней назад встречался здесь с агентом. — Добро пожаловать в Valhall’у, — кивнула ему Джилл. – Как там ваше дело? Выгорело? — Еще как, — усмехнулся Фрэнк. – Сегодня вы обслуживаете курьеров? — Сегодня можно, — раздался из подсобки голос Босса. — Чего желаете? – хохотнула Джилл. — Что угодно, только крепкое, — Фрэнк уселся за стойку. — Значит, вы курьер? – Джилл подхватила шейкер. – И что же вы такое доставляли. — Информацию, — Фрэнк постучал пальцем по виску. – Подумываю сменить вид деятельности. — Серьезно? – Джилл встряхнула шейкер. – Исходя из нашего последнего разговора, мне думалось, что вам по нраву ваша работа, мистер Декард, — она поставила перед ним бокал. – Что же заставило вас передумать? — Скажем так, — он сделал большой глоток и чуть поморщился, — последний заказ был несколько неожиданным. — Может быть, расскажете? – пожала плечами Джилл. — Вы всегда задаете вопросы? — Общение с клиентами входит в круг моих обязанностей, — кивнула девушка. — Думаю, что работа бармена может мне подойти, — усмехнулся Фрэнк. — Надеюсь, я не задаю слишком личные или неудобные вопросы, — вздохнула Джилл. — В свете последних событий, — он сделал еще один глоток, — то, что я попал в неприятности, не является такой уж и огромной тайной. — Вы про того агента? Про Армитажа? – Джилл облокотилась о барную стойку. — Ага, — Декард кивнул. – Заносчивая задница. Хотя… Подобное определение не совсем подходит к агентам. — Что вы имеете ввиду? — Что ж, открою вам маленький секрет, — Фрэнк хитро прищурился. – По корпоративным правилам всем агентам заменят их тела на искусственные. — Мистер Армитаж говорил об этом, — кивнула Джилл. – Да и мисс Бетти упоминала нечто подобное. — А он не говорил вам, что им не только тела меняют, но и промывают мозги? — Промывают мозги? – Джилл удивленно приподняла бровь. — Стирание памяти, внушение преданности корпорации, — Декард глотнул коктейля, — подавление эмоций и прочее дерьмо. — Не слышала о таком, — честно призналась Джилл. – Да и кто добровольно пойдет на нечто подобное? — Может быть, их и не предупреждают, — пожал плечами Фрэнк. – Но есть один неприятный слушок: мол корпорации просто отбирают детей… Или забирают их из приютов, и переделывают в своих марионеток. Джилл хотела было возразить, но… По сути вся власть в городе находилась в руках мега корпораций. Так что сама вероятность того, что они попросту отбирают кандидатов в агенты таким образом могла быть вполне себе реальной. — Это гнилое яблоко ничем не лучше помойки под ним, — пожал плечами Фрэнк и залпом допил коктейль. – Крепкая штука. Кажется, я уже захмелел… — Повторить? – поинтересовалась Джилл. — А давай! – махнул рукой Декард. – Работы нет, так что я сегодня отдыхаю! — Кстати о работе, — Джил подхватила шейкер, вылила в него все необходимые ингредиенты и как следует, встряхнула. – Вы говорили, что у вас были какие-то неприятности… — Ничего из того, что могло бы быть вам интересно, — пожал плечами Фрэнк. – Мне попались кое-какие корпоративные секреты. В обмен на сохранность моей драгоценной задницы, я передал их обратно владельцу. Вот и все. — Прошу, — она подала ему коктейль. – А вы не задумывались о том, чтобы продать их кому-нибудь? Другой корпорации? — Попадись мне какая другая информация –так бы и сделал, — вздохнул он. – Но это… Это слишком опасно, чтобы держать при себе. — Что же вы такого узнали? – Джилл убрала со стойки пустую посуду. — На некоторые вопросы лучше не знать ответов, — Фрэнк серьезно посмотрел на нее и Джилл только молча кивнула в ответ. – Не забивайте себе голову всякой ерундой. Оно того не стоит, — он сделал глоток. – Поверьте, уж я-то знаю, — Декард кисло усмехнулся. Джилл еще раз кивнула. Входная дверь снова с тихим скрипом распахнулась. В бар вошла невысокая девушка. Ее коротко стриженые волосы голубоватого цвета ярким пятном выделялись на фоне строгого черного костюма. В руках гостья несла солидных размеров кейс. Девушка окинула пустующий зал взглядом и направилась прямиком к барной стойке. — Так… — протянул Фрэнк и одним глотком допил свой коктейль. Поморщился. – Похоже мне пора, — он приложил кредстик к терминалу. – Как-нибудь еще загляну! – он махнул Джилл рукой и поспешил к выходу. — Добрый день, — гостья подошла к барной стойке. — Добро пожаловать в Valhall’у, — кивнула Джилл, приветствую девушку. В петлице черного пиджака гостьи поблескивал небольшой значок. «Полиция Тьюринга», вздохнула Джилл, глядя вслед исчезающему за дверью Фрэнку.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector